Bölümlər

Талыш xəbərləri
Azərbaycan
İran
Dünyada
Голос Талыша
Müsahibə
İnsan hüquqları
Beynəlxalq hüquq
Talış dili və ədəbiyyatı
Talış incəsənəti
Talış tarixi
Şəxsiyyətlər
Bizim kitabxana
Təbabət
İdman
Onlayn TV
Karikaturalar

Голос Талыша


Известные события, произошедшие с моей семьей за последние годы, всколыхнули нашу жизнь до основания.

Axtarış

Tolışi xəbon

Xıdo rəhmətkə Əli Rzayevi... 
Fərzəndon 
Bastari musibət (aktual hukayət) 
Bə çəmə alimə zoon afərin bıbu 
Aydın müəllimi de şair Xilqəti musahibə 
Çı mardə odəmi nomi bə jurnali redaksiyə heyət çokonə dənəmon? 
Tolışi mətbuat tarixədə tojə cən - "Aləm" jurnal çapo beşə 
Xatirə ruşnədə dili söhbət (6) 
Xatirə ruşnədə dili söhbət (5) 
Xatirə ruşnədə dili söhbət (4) 
Xatirə ruşnədə dili söhbət (3) 
"KUL" sıxani mənon 
Xatirə ruşnədə dıli sohbət (2) 
Xatirə ruşnədə dıli sohbət 
“Honi çəşmə"ro vəsə 
ÇE? ÇI? 
Əv kiye? 
Şahmirzə Tolışəxun - 60 
Tolışi talantə şair Şamirzə TOLIŞƏXUN (10.07.1955 - 18.11.2014) 
Tolışi talantə şair Şamirzə TOLIŞƏXUN (10.07.1955 - 18.11.2014) 
Baləddin VEŞO şeronədə pencli janr 
De şair Baləddin VEŞO müsahibə 

Tərəfdaşlar

Top

Azərbaycan prezidenti administrasiyasının başçısı niyə ölkənin köklü xalqlarını dəfn etmək istəyir?
ГИЛАЛ МАМЕДОВ на свабоде!
Новрузали Мамедов
Talış batalyonları Qarabağ müharibəsində (Sənədli kadrlar internetdə)
Марьям МАММАДОВА. Трагедия одной семьи. 2013

Statistika

Главная » 2014 » Май » 24 » 40 полицейских против 58 летней правозащитницы
20:41
40 полицейских против 58 летней правозащитницы

      
Следователи Генпрокуратуры Азербайджана нарушили статью 3 и стать 5 Европейской конвенции об основных правах человека
    
28 апреля в 22.30 в аэропорту Бина у меня и Арифа Юнусова из рук выхватили паспорта и посадочные талоны и провели в небольшую комнату, на которой висела надпись «Секьюрите офис». Туда же принесли наш багаж, который мы сдали при регистрации на рейс. В эту небольшую комнату набилось 7 служащих аэропорта, которые проводили личный досмотр и двое следователей прокуратуры – Санан Пашаев и Ибрагим Лемберанский. 
    

Нам не было предъявлено никакого письменного решения суда о запрете на выезд из страны, решения суда о проведении личного досмотра. Ибрагим Лемберанский устно заявил, что нам запрещен выезд из страны, не объяснив по какой причине. С 22.30 до 03.40 утра нас содержали в этой комнате (без возможности воспользоваться туалетом) и проводили самый тщательный досмотр всех наших вещей. Приехавшего в аэропорт адвоката не допустили. Каждую вещь, включая нижнее белье, прощупывали сотрудники аэропорта. Протокол личного досмотра и досмотра багажа нам не показали. Его подписали сотрудники аэропорта, как я поняла, понятые. Ничего предосудительного найдено не было, но у нас отобрали компьютер (лаптоп), видеокамеру и фотоаппарат, флешки с материалами доклада на конференцию, паспорта (!), документы на имущество (в нашу квартиру не раз в период нашего отсутствия осуществлялось несанкционированное вторжение посторонних лиц и потому, когда мы оба покидаем страну, то стараемся брать с собой наиболее важные документы, чтобы их не терять или потом не заниматься восстановлением). 
    

Примерно в 03.40 утра нас посадили на машину, вывезли за пределы аэропорта, представили к нам охрану из двух спортивного телосложения людей в штатском. 
    

По дороге из аэропорта неизвестные нам спортивного телосложения охранники всячески издевались над нами. В частности, говорили, смеясь, что когда жену насилуют на глазах у мужа, он подписывает любые признания. А уж если мужа будут насиловать, то вообще…
    

Нам не объяснили, куда нас везут, только подъезжая к нашему дома по адресу пр.Нариманова, 125, мы поняли, что приехали к нам домой. Здесь меня ожидал настоящий шок: во дворе дома стояло 6 полицейских микроавтобусов! В наш подъезд набилось около 40 полицейских и молодых спортивного телосложения людей в штатском. Обращение с нами было очень грубым. Следователь И.Лемберанский в приказной форме потребовал от меня открыть квартиру для обыска. Когда у него спросила ордер на обыск, он только иронично хмыкнул. Мой муж Ариф Юнусов от пережитого стресса, особенно угроз в машине, не выдержал, у него случился сердечный приступ и он упал прямо в подъезде. Находящиеся здесь же журналисты вызвали «Скорую помощь». 
    

Я выскочила из подъезда, прекрасно понимая, что если я открою дверь в квартиру, то в нее зайдут несколько десятком человек и подложат все, что угодно. Я сказала, что не открою дверь в квартиру, если не будет определено точное число людей, которые будут проводить обыск, а понятые будут независимые журналисты. Меня взяли в круг спортивного телосложения люди в гражданском и Лемберанский в грубой форме стал кричать на меня: «Открывай дверь! Понятые всегда должны быть с нашей стороны. Мы сейчас должны срочно провести обыск». Журналисты сообщили мне, что моему мужу стало совсем плохо. Я побежала на улицу, посмотреть не пришла ли «Скорая». Полицейские и люди в штатском неотрывно следовало за мной. 
    

Наконец приехала «Скорая», однако более тридцати минут полицейские не позволяли врачам увезти мужу в больницу. Когда я увидела, что он бьется в судорогах, беспомощный, со мной случился нервный срыв. Я кричала, что Лемберанский будет виновен в том, что мой муж умрет. Наконец, увидев, что Ариф действительно может умереть, полицейские машины дали дорогу для «Скорой» и мужа увезли в реанимацию больницы Скорой помощи (быв. Им.Семашко). 
    

Пытки в отношение меня продолжились с новой силой. Ко мне подошел начальник Ясамальского районного управления полиции полковник Исмаил Асадов. Он стал кричать на меня и оскорблять, требуя немедленно открыть квартиру. Было уже около пяти утра. Я очень хотела в туалет и позвонила соседям с просьбой открыть мне дверь. Я зашла в соседний подъезд, с целью зайти к соседям и воспользоваться их туалетом. За мной по пятам шло 6 здоровых полицейских. Когда моя соседка открыла дверь своей квартиры, трое полицейских зашли вместе со мной. Я сразу зашла в туалетную комнату, т.к. не было сил больше терпеть. Через секунду за мной зашел молодой полицейский. Мне ничего больше не оставалось, он был со мной в туалете, внимательно наблюдая как я снимаю и одеваю штаны, при этом издевался надо мной уличными словами, меня всячески оскорбляли. У моей 84-летней соседки случился стресс, она стала рыдать. Чтобы не подводить людей, я ушла от них опять во двор. 
    

Во дворе я обратилась к полковнику Асадову, сказав о возмутительном поведении полицейского, который унижал мое достоинство. Я была в состояние глубокого стресса, дала о себе знать и моя болезнь – сахарный диабет. Хорошо, что соседка дала мне яблоко, которое я сразу начала есть. Полковник Асадов громогласно оправдал поведение своего подчиненного, заявив, что я не азербайджанка, а армянка, а в отношение армянских женщин допустимо любое насилие. Полицейские стали теснить меня и оскорблять. Чтобы избежать насилия, я села в машину одного журналиста. Лемберанский заявил, что сейчас сломает дверь в моей квартире. Я попросила передать, что они могут и ломать и делать что угодно. Если они довели моего мужа почти до смерти, я не буду думать о мебели и квартире. 
    

Было уже около 7 утра. Я чувствовала головокружение и тошноту, боялась, что упаду. Лемберанский заявил, что обыск отменяется, а меня повезут на допрос в Прокуратуру. Я сказала, что поеду только в сопровождение своего адвоката и доверенного лица. В 7.00 мы были в Управление по тяжким преступлениям Генпрокуратуры. Здесь мои мучения продолжились до 16.30. Меня, измученную 58-летнюю женщину, по очереди допрашивали четыре следователя. Следователь Санан Пашаев даже не позволил мне сесть, чтобы вытянуть ноги. У меня ныла спина, начались острые боли от межреберной невралгии. Задаваемые вопросы и весь характер этого допроса один в один напоминали допросы в НКВД сталинского периода. Что у них якобы есть доказательства, что я – армянский шпион, многие годы работаю на Армению и т.д. Я отказалась подписывать документ о неразглашении тайны следствия, заявив, что никакого следствия нет, а есть фальсификация дела, чтобы посадить невинных людей. Я также отказалась подписывать протокол допроса. Мои доверенные лица также его не подписали. Но даже прочитав протокол допроса, было очевидно, что зафиксированные в нем вопросы и мои ответы резко отличались от тех, что на самом деле звучали. Следователь Санан Пашаев формулировал вопросы и ответы по собственному усмотрению. 
    

Около 17.00 меня, измученную, еле стоящую на ногах, снова посадили в машину и отвезли на мою квартиру по адресу – ул.Низами, 53, кв.30. Здесь опять во дворе дома были десятки полицейских. Я была очень истощена, у меня двоилось в глазах, я еле стояла на ногах, но все равно сказала Лемберанскому, что не открою квартиру, если полицейские не уйдут, а в квартиру для обыска зайдет такое количество их людей, какое будет и с нашей стороны. Если будет 5 сотрудников прокуратуры, понятыми будут двое независимых журналистов и трое наших юристов. При этом ордер на обыск Лемберанский не представил. Но у меня уже не было сил сопротивляться. В квартиру зашло 10 человек, как было указано выше. Только здесь был представлен ордер на обыск.
    

С 17.00 до 19.40 обыскивали мою квартиру по адресу ул.Низами, 53, кв.30. Был изъят компьютер Азада Исазаде, визитная карточка какого-то армянского историка, сборник статей Организации Освобождения Карабаха. На этом мои мучения не закончились. 
    

Около 20.00 мы приехали на нашу квартиру4 по адресу пр.Нариманова, 125. Здесь опять стали надо мной издеваться. В подъезде опять было порядка 40 полицейских и штатских, как я понимаю, сотрудники МНБ. Только после длительных пререканий, нам удалось добиться, что в квартиру зайдут по 5 человек с каждой стороны, как и при обыске в квартире по адресу Низами, 53, кв.30. 
    

В 9 часу вечера начался обыск в квартире по адресу пр.Нариманова, 125, кв.4, который продолжился до 23.40. Из квартиры взяли копию удостоверения личности Рауфа Миркадырова, старые банковские карточки.
    

Хотя мои адвокаты и понятые подписали оба протокола обыска, сделав свои замечания, нам не дали возможности снять копию протокола. Таким образом, меня продержали под стражей почти 26 часов без перерыва, при этом я была подвергнута бесчеловечному обращению, унижающую мою честь и достоинство, и подрывающее мое здоровье. 
    

Все это время я не знала, каково состояние моего мужа, который был помещен в реанимацию. 
    

К этому тексту прилагаю видео того, что происходило:
    
Обыск в офисе

Ночной обыск

Столкновение с начальником полиции

Полиция бесстыдства

    
    
    Лейла Юнус
    г.Баку, 02 мая 2014 г.
 
    

Категория: Голос Талыша | Просмотров: 1109 | Добавил: admin | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Sayta giriş

Onlayn TV

Xəbər xətti

Müəllim zindanda da müəllimdir... 
Б.В.Миллер. Талышские тексты 
Talış dilində ü/u səsi 
Allahverdi BAYRAMİ. ĞƏLİZƏXUN (2 pərdəynə 7 şiklinə pyes) 
Allahverdi BAYRAMİ. ƏMONƏT ( İ pərdəninə 3 şəkilinə pyes) 
Rusiya talış ictimai təşkilatları 1993-cü ildə Talışda baş verən hadisələrin 24 illiyini qeyd etməyə hazırlaşır 
ŞİRİN YALAN, YOXSA ACI HƏQİQƏT? 
DIZDİPOK 
Свадьба – Способ Сохранения Талышского Языка 
Talış dilindəki sözlərin təbii xüsusiyyətləri 
Hilal Məmmədov Eldəniz Quliyevi təbrik edib 
Талыши хотят читать, писать и смотреть на родном языке 
Hilal Məmmədov: "Hakimiyyət istəyir ki, bütün sosial və etnik qruplar arasında qarşılıqlı etimadsızlıq mühiti olsun" 
Əli Nasir - Talışın Firdovsisi 
Талышское слово «cо» (двор) в виде морфемы в современных индоевропейских языках 
Talışın əbədiyanar məşəli 
Новрузали Мамедов – 75 (Novruzəli Məmmədov – 75) 
Это не трагедия одной семьи, а трагедия нашей страны, нашей Родины! 
К юбилею Светланы Алексеевны Ганнушкиной! 
Hilal Məmmədov İsa Qəmbəri 60 illik yubleyi münasibətilə təbrik edib 
Xərçəngin dərmanı tapılıb 
Azərbaycan höküməti TALISH.ORG saytına girişi dayandırıb 
“Elçibəyə acıqlandım, məndən üzr istədi” – Zərdüşt Əlizadə ilə QALMAQALLI MÜSAHİBƏ 
“Tolışon Sədo” qəzetinin əməkdaşı Azər Kazımzadə saxlanılıb 
ƏLİ NASİR əbədi haqq dünyasına qovuşdu 
Bəşərə də Allahdan bəla gəldi 
İrana ərzaq almağa gedən Astara gömrükdəki basabasda öldü 
Müqəddəs Kəbə ziyarəti, dələdüzlar, etnik mənsubiyyətə görə təhqir və 27 dövlət xadimli redaksiya heyəti 
Talışlar 
Ко дню рождения Л.А.Пирейко 
Ümid yenə də talışlaradı! 
Çılə Şəv-iniz mübarək! 
General-mayor Vahid Musayev haqqında polkovnik Isa Sadikov yazır 
"Talışsansa, məhv edib qanını da batırarlar 
Avropanın axırıncı pələngi Talış dağlarında 
Talış Mədəniyyət Mərkəzi İdarə Heyyətinin üzvü müraciət yayıb 
Xalqımız dözümlü xalqdır, DÖZƏRİK! 
“Talışam, lakin, qanım Elçibəyin qanı ilə eynidir” – TARİXİ VİDEO 
Türkün misalı! 
“Səadət taleyin biçdiyi dondur” 
Mirəziz Seyidzadənin (ƏZİZ PÜNHAN) “Divan”ında (Bakı-2008, 473 səh.) dini-uxrəvi məsələlərin yeri 
Qaraciyərin yenilənməsi və serrozun müalicəsi resepti 
Faiq Ağayev Rəşid Behbudovdan sonra bunu ilk dəfə etdi - VİDEO 
Ata və oğul: Ruhullah və Məhəmmədəli - hər ikisi siyasi məhbus 
MTN-nin bir ailənin başına gətirdiyi faciə 
Журналист Гилал Мамедов пожаловался на давление со стороны полиции Баку 
Hilal Məmmədov Nizami polisində təzyiqlərə məruz qaldığını bildirib 
Rövşən Canıyevin ölümü və referendum oyunları 
Davam etməkdə olan faciələrimizin sirri nədir? 
Məhv olan Talış toplumu və dili – Mədəniyyətimizi necə qoruyaq? 
Masallıda zülüm ərşə dirənib 
Veri kəndi ətrafında minlərlə nadir növlü ağaclar qırılır 
“Xəzər Lənkəran"ı nəyə görə dağıdıblar? 
Respublika Talış Mədəniyyət Mərkəzinin hesabat seçki konfransı keçirilib 
Qədim azəri dilinin yadigarı – Talış dili 
Талышское слово "по" (стопа, ступня, ходьба) в виде морфемы в современных индоевропейских языках 
Türkün ari-slavyan sivilizasiyası qarşısındakı rolu 
Rabil Abdinovun harayı 
Zaman-zaman suyu bulandıranlara elə əlahəzrət Zamanın özü cavab verəcək 
Hirkan tv növbəti proqramını təqdim edir 
ABŞ Dövlət katibi Con Kerri Hilal Məmmədovdan danışdı 
Hilal Məmmədov: "Haqq-ədalət naminə mübarizəmizi davam etdiririk" 
Bahar bayramı, yoxsa Novruz bayramı? 
Трагедия одной семьи 
Məmmədovların tifaqının dağıdılmasının sifarişini kim verib?